Главная - История Ермишинского района - Данилово - забытое эхо боя под Каушеном. Подвиг князя Кильдишева.

Данилово - забытое эхо боя под Каушеном. Подвиг князя Кильдишева.

Дмитрий Кильдишев
    Мы поднимаемся на крутой, кое-где украшенный цветущим кустарником косогор, перейдя небольшую, заросшую высокой травой и кустарником, но очень говорливую речушку Теньтевку. Солнце, перевалив через полудень, бьет по глазам отблесками поднимающегося купола, когда-то белоснежного, а теперь с кирпичной проседью храма села Данилово. Потом пробираемся через кусты сирени, которые нехотя пропускают нас к храму по мягкой заросшей пашне, опьяняя своим весенним дурманом. На верху, около стоящего в одиночестве храма удивительно красиво и спокойно. А в воздухе, висит какая - то расплывшаяся по полям прозрачная пустота, окрашенная весенней буйной зеленью, накрывшей землю, и под ней еще видны сохранившиеся признаки когда-то богатого села. Величественный храм, похожий на одинокого былинного богатыря, стоящего по пояс в земле, показывая свое могущество, надвигается и нависает над нами своим еще сохранившимся куполом. И все же, чувствуется, как он соскучился по людям и как давно уже ждет простую, тихую, человеческую молитву. Но вдруг, пощечиной по лицу бьет картина разбитых надгробных памятников и вскрытых захоронений. На поваленных надгробьях еще различимы фамилии их владельцев. Все они принадлежат к древнему роду князей Кильдишевых, некогда построивших здесь свое родовое гнездо. Где-то здесь, у Казанской церкви , и похоронен герой Первой мировой войны, поручик кавалергардского полка, князь Дмитрий Павлович Кильдишев. В августе 1914 года его тело было доставлено с поля боя под деревней Каушен, где он геройски погиб во время похода в Восточную Прусcию, и с почестями предано земле в родном имении при огромном стечении народа.
     Дмитрий родился здесь 29 ноября 1886 года в родном доме, среди этих спокойных полей , оврагов и перелесков, здесь и завершил свой короткий жизненный путь. Его отец, князь Павел Андреевич Кильдишев, член Государственной думы, действительный статский советник, как и подобает потомственному дворянину, отдал своего сына обучаться в 1901 году, в самый престижный того времени, Александровский лицей. Это было привилегированное высшее учебное заведение для детей дворян в Российской империи, известное в русской истории в первую очередь, как школа, воспитавшая А. С. Пушкина и воспетая им. Образование в лицее длилось шесть лет и приравнивалось к университетскому, а программа была ориентирована в первую очередь на подготовку государственных просвещённых чиновников высших рангов. Воспитанникам, желавшим поступить на военную службу, проводилось дополнительное военное обучение.
     В 1907 году Дмитрий Кильдишев с успехом закончил Александровский лицей и через два года был зачислен корнетом в самый престижный в то время Кавалергардский Ее Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полк. Скрежет вынимаемого из ножен боевого палаша, разрыв картечного снаряда над головой, топот лошадиных подков по мерзлой земле слышались уже в самом названии этого подразделения. В России не было другой воинской части, где бы проходили службу столько прославленных полководцев, принесших славу русскому оружию. Именно эти люди, в разные времена, служившие в кавалергардах, создали ту уникальную историю полка, которой не оказалось равных среди других воинских подразделений. Ее императорского величества полк российской гвардии – был первый из кавалерийских полков, как по своему номеру, так и по своему статусу. Кавалергарды были почетной стражей у трона в торжественные дни коронаций почти всех российских императоров и императриц. Воины этого полка- рослые красавцы-всадники, в блестящих кирасах, в касках с золотыми и серебряными орлами и Андреевскими звездами, на сильных конях, несли службу при дворе и в загородных императорских резиденциях, своим присутствием поднимали престиж российской столицы и были незаменимым украшением военных парадов и смотров Петербурга. Это была почетная служба, куда принимали не каждого, обращая внимание, конечно же, на происхождение и даже на рост и цвет волос, где честь офицера в сознании военного считалась выше собственной жизни. Интересен тот факт, что кавалергардским полком с 1886 по 1892 год командовал генерал- майор Николай Аркадьевич Тимирязев, родной брат академика Климента Аркадьевича Тимирязева, всемирно- известного ученого, естествоиспытателя-дарвиниста, одного из основоположников русской школы физиологии растений. Их дед, провиантмейстер русской армии полковник Семен Иванович Тимирязев, проживал в имении в соседнем селе Токмаково, Тамбовской в то время губернии, из этой земли и растут корни родового древа известного рода.
     Август лета 1914 года радовал Европу теплыми солнечными деньками, но континент был уже превращен в театр военных действий первой мировой войны. Россия, верная своему союзническому долгу, только что вступила в войну с Германией . 17 августа (по новому стилю) 1-я русская армия вторглась в Восточную Пруссию и начала с боями продвижение вглубь страны, в общем направлении на Растенбург – Кенигсберг. Ее правый фланг составлял конный корпус Хана Нахичеванского. В его составе была Первая Гвардейская кавалерийская дивизия, в которой состоял Кавалергардский Ее Величества полк. Командой связи Кавалергардского полка командовал поручик, князь Дмитрий Кильдишев.
     19 августа сводный конный корпус Хана Нахичеванского начал передвижение в направлении реки Инстер на Инстербург, в обход левого фланга германских войск. Вскоре у реки Инстер, в районе города Краупишкен, конница столкнулась со 2-й ландверной бригадой под командованием полковника фон Люпина (в общей сложности, в этот день под его руководством сражалось 3 батальона и две батареи). Германцы предполагали, что русские сосредоточили крупные силы в районе южнее Краупишкена, и поэтому решили атаковать противника в этом районе силами кавалерийской дивизии, усилив ее 2-ой ландверной бригадой, переброшенной из Тильзита к Краупишкену. В бой с германцами ввязались 1-я и 2-я гвардейские кавалерийские дивизии, для которых это была первая крупная проба сил в этой войне.
     Кавалергардским полком командовал полковой командир генерал-майор князъ Александр Николаевич Долгоруков, человек исключительной отваги, лично водивший полк в атаку. Некоторое время кавалергарды осваивались на театре боевых действий: несли сторожевую службу, были в перестрелках с противником, проводили рекогносцировки. Наконец, 19 августа полк принял первый бой - самый первый бой в длинной череде грядущих боев и сражений.
     Ранним утром в полку была отслужена литургия в честь праздника Спаса Преображения, а уже к 13ч 40м полк подошел к месту событий. В направлении деревни Каушен полк двигался конным строем - пока не открыла огонь немецкая артиллерия и не поставила плотный заслон. Полку пришлось отходить назад, сначала шли спокойно, вдруг задние взводы стали теснить . "Кавалергарды галопом не отходят!" – криком напомнил солдатам корнет Веселовский, имевший ранение еще с Балканской войны 1912года. Кавалергардам этих слов оказалось достаточно, чтобы восстановить порядок в строю.
     Князь Долгоруков, понимая, что под таким огнем невозможно атаковать кавалерией, отдает команду спешиться за строениями деревни Веркснюпенен и вновь двигаться на противника, используя тактику пехоты. Для кавалеристов такой порядок боя был не привычен, но плотный огонь батареи германцев не позволял действовать по - другому. Немцы, оценив перестроение русских, обрушили уже на кавалергардские пешие цепи плотный артиллерийский огонь, нанося им чувствительные потери. В первой атаке, не имевшей успеха, шрапнельной пулей в живот был тяжело ранен, шагавший впереди цепей, полковник князь Кантакузен.
     Князь Долгоруков принимает новое решение- атаковать батарею стремительным броском конницы 4-го эскадрона под командованием шт. ротмистра Лазарева. Но, как оказалось, эскадрону было трудно развернуть атаку из-за плотных проволочных заграждений вокруг германских позиций. Поручик Кильдишев со своей командой связи получает приказ - идти вперед к позициям немцев и ножницами, надетыми на пики, резатъ проволоку и расчищать путь коннице. Этот приказ был успешно выполнен кавалергардами команды Кильдишева. Путь для атаки эскадро- на на Каушен был расчищен , несмотря на непрерывный огонь германских батарей.
     Эскадрон Лазарева тут же предпринял стремительную атаку и успешно прошел позиции залегших кавалергардов. Впереди уже были видны орудия противника, казалось, победа близка, но там оказался еще один ряд проволочных заграждений, который эскадрон не сумел сходу преодолеть и, остановившись, попал под шквальный орудийный и ружейный огонь. В результате неудавшейся атаки, эскадрон Лазарева был расстрелян с близкого расстояния, понес невосполнимые потери и не решил исход боя. Выжившие кавалергарды залегли за трупами своих коней и продолжали отстреливаться.
     Полк князя Долгорукова залег и начал окапываться, отдав инициативу батарее князя Аристова, которая начала обрабатывать германские позиции картечью. В 14 часов команда связи поручика Кильдишева передвинулась на правый фланг наступления, к близлежащему хутору, занятому взводом ротмистра Косиковского. И здесь оба офицера, после небольшой передышки, принимают смелое решение - штурмом выбить немцев из следующего хутора по дороге на Каушен силами своих взводов. Храбрости офицерам было не занимать. Отдав команду массированно обстрелять позиции немцев, офицеры подняли свои подразделения в штыковую атаку и с криками «Кавалергарды- вперед…ура!» бросились на врага. Офицеры, как и подобает, шли первыми в строю и первыми получили ранения: штаб - ротмистр Косиковский в шею, поручик Кильдишев смертельное ранение в живот. Кавалергарды, несмотря на ураганный огонь, сумели вынести поручика Кильдишева с поля боя и, когда его проносили мимо командира полка, он, превозмогая боль, умирая, еще успел сказать князю Долгорукову слова, достойные русского офицера: «Не забудьте только молодцев меня вынесших».
     В сражении под Каушеном отличился ротмистр лейб-гвардии конного полка барон П.Н. Врангель, который со своим подразделением в 16 часов стремительной атакой, несмотря на картечный и ружейный огонь, ворвался на позиции противника и захватил два орудия и четыре зарядных ящика, тем самым переломив ход сражения. За конногвардейцами бросились в атаку и спешенные части гвардии. Огонь пехоты противника ослабел. В 16 ч. 15 м. германские части начали покидать свои позиции на левом берегу реки Инстер. Именно эта атака, за которую ротмистр получил орден Святого Георгия 4-й степени, впоследствии вошла в историю, а также стала отправным пунктом в его головокружительной карьере.
     В ходе боя Германская 2-ая ландверная бригада, понеся чувствительные потери, была отброшена за реку Инстер. Русским частям также был нанесен урон, особенно сильный удар пришелся по офицерскому составу: погибло более половины офицерского корпуса. Только Александровский лицей потерял шестерых своих воспитанников. Но уже на следующий день грянуло Гумбинненское сражение, в результате которого Германия понесла еще более ощутимый урон, ее войска начали отступать.
     Россия не забыла подвиг поручика Кильдишева. Он был награжден Георгиевским золотым оружием с надписью «За храбрость» , которое причислялось к ордену Святого Георгия, как одно из его отличий, с официальным названием: Георгиевское Оружие и вручалось офицерам, проявившим личное мужество в бою. Эхо Каушенского боя печальной волной разнеслось по России вместе с похоронками и телами погибших солдат. Вместе с траурной процессией, сопровождавшей тело поручика Кильдишева , докатилась оно и до села Данилова. Это был первый погибший, только что начавшейся, мировой войны, на его похороны собралось огромное количество людей. Здесь у Казанского храма, построенного его прадедом, под ружейный салют поручик Кильдишев был предан земле с воинскими почестями, как герой Отечественной войны и человек чести.
     Мы покидали Данилово, оставляя в душе необычайную теплоту к этому светлому месту, и хотелось только одного, дождаться того времени, когда здешняя многолетняя тишина взорвется наконец- то от топота коней или рыка тракторов, когда железный плуг вонзится в мягкое тело земли и превратит ее в черную благодатную пашню, куда и упадут хлебные семена с мозолистой крестьянской руки. А возрожденный Казанский храм, с восстановленными родовыми захоронениями, распахнув свои двери для долгожданных прихожан, будет бить во все колокола в память о русском воине Дмитрии Кильдишеве.
    Эхо Каушенского боя печальной волной разнеслось по России вместе с похоронками и телами погибших солдат и докатилось до Казанского храма в Данилово , где в родовом имении и был с почестями похоронен поручик Дмитрий Кильдишев, человек чести, герой Первой мировой войны.
Главная - История Ермишинского района - Данилово - забытое эхо боя под Каушеном. Подвиг князя Кильдишева.